Дань собаке, мученику науки

35a777ec3e8c62d227d22eeac87a6ed35f3766143421821

«Они служат науке» — так называется памятник, который появился на территории центра Илизарова. Бронзовая собака установлена на постаменте из красной яшмы. Автор — Людмила Лапердина, создатель скульптурных групп «Родители» в Горсаду и «Хоровод» в Детском парке. «Я хотела показать любовь к животным, что собака — это друг, — рассказывает Людмила. — Чтобы скульптура вызывала добрую улыбку, жалость и сострадание, но не превратилась в мемориал»
……………………………………………
Вот такая новость в местной газетной новостной заметке от приятелей детства прилетела ко мне по электронной почте из города Кургана. К заметке прилагалась и картинка. Жёлтая собачка бодро восседает на красном булыжнике в окружении улыбчивой детворы. На лапе у собачки – знакомая цилиндрическая конструкция из проволочных колец, поперечных спиц и винтиков.

Эта, казалось бы, малозначительная новость меня надолго зацепила, как назойливая заноза, как зазубренная блесна, постепенно цепляющая всё глубже и глубже поверхностной царапины первого впечатления.

По крайней мере, душевный покой в связи с этой новостью я отчасти потеряла и несколько месяцев кряду на досуге безостановочно ворошила память и совесть первых лет моей жизни.

Жаль мне стало того, что новый памятник «собаке — служителю науке» в городе Кургане (по моему личному разумению), мало сказать – неважный.
Просто вызывающе плохой. Не надо бы и вовсе устанавливать таких несерьёзных памятников по столь серьёзному поводу.

Либо же, если уж и выдумали подобный персонаж для ободрения маленьких пациентов (у собачки лапка тоже бобо) — поселите его в детском городке больницы с табличкой «дружок поправится». Но эта, вот ЭТА собака, разве ОНА – «служитель науке», как оказалось при прочтении таблички на постаменте?

В этом памятнике (провинциальном младшем брате вульгарных церетелиевых столичных зверюшек) — во всём подмена и подлог. В нём нет художественного мастерства и даже намёка на интерес к анималистическому жанру скульптуры, нет ни капли серьёзного отношения к подопытным собакам, сложившим свои кости и шкуру в подножие науки об остеосинтезе, к экспериментаторам — врачам, к хирургам – ортопедам и их возвращённым в здоровую жизнь бывшим инвалидам — пациентам уважения тоже нет.

Собака эта курганская, очень небрежно вылепленная в стиле «я старший брат Шарика из Простоквашино», служит науке в этом монументе неправдоподобно бодро и легкомысленно. Примерно так же молодцевато, как служит гуманистическим идеалам иной раздолбай-студент, прогулявший уже к Рождеству всю январскую стипендию. С таким же вот напускным лихим и героическим выражением студент явился бы на станцию переливания крови. Пришёл, увещевая себя пользой дела, сдать стакан красной за бесплатный обед и за чек с достаточной суммой на опохмел себе и товарищам.

Солиден в памятнике разве что только постамент из яшмы. Дорого — богато. Благодарность весом сразу в тонну яркого поделочного уральского камня.

Жаль того, что безоговорочно вошла в моду времени потребность вызывать «жалость и сострадание», но при этом жалость стараются вызвать мимолётную, всеми силами избегая «мемориальной» долгой памяти. То есть обдуманной и взвешенной благодарности, с полным принятием личной ответственности за историю.

А я вот, так уж вышло в моей жизни, помню и самого доктора Илизарова и его ДРУГИХ подопытных собак… Читать далее «Дань собаке, мученику науки»